Размер Цвет Изображения Выйти

«Беги, Алиса, беги» в Театре на Таганке

Главное, что стоит сказать: «Таганка», как ни странно, жива. Театр, созданный Юрием Любимовым (он когда-то и принял на работу Высоцкого, молодого актера с плохой репутацией). Театр, поссорившийся (попробуем избежать более резких слов) со своим худруком незадолго до его смерти. Театр, в который Любимов, похоже, заложил нечто, что работает и сегодня, когда на сцене — позднелюбимовское поколение артистов, а в зале — один-два из уцелевших корифеев прежних лет.

С этой боеспособной труппой Максим Диденко и его постоянные соавторы, композитор Иван Кушнир и хореограф Владимир Варнава, поставили новую версию «Алисы», для которой сценарий Высоцкого к знаменитой двойной пластинке переписал драматург Валерий Печейкин.

Разумеется, сегодня сказка начинается со слов «Встать, суд идет» — их бросает в зал огромный Белый Кролик (Никита Лучихин), приходя на помощь серому Мартовскому Зайцу (Дмитрий Высоцкий), который бормочет ту же фразу с умоляющей интонацией. Публика, вполголоса поминая дело «Седьмой студии», покорно встает, а в непокорных (например, в вашего корреспондента) Кролик стреляет из пистолета. После этого красный занавес за его спиной расходится, и на сцене одна за другой проявляются сразу три Алисы. Маленькая девочка (Анастасия Мутигуллина), девушка-подросток (Дарья Авратинская) и умудренная жизнью женщина (Екатерина Рябушинская). Все три одеты в короткие красные платьица, белые чулки и башмачки, у всех на голове одинаковые прически каре, так что зритель особо внимателен к их мимике. И если две младшие настроены вполне победительно, то старшая Алиса хотя и не сдается, но с лица ее не сходит грустный сарказм.

По стенам ползают гигантские тараканы (видео Ильи Старилова), население волшебной страны поет знакомые с детства стихи Высоцкого на новый, заунывный манер, серый Чеширский Кот вообще не улыбается, вытирая лапой слезы (видимо, он поседел, как Кролик в песне Высоцкого). Черный с белой головой Орленок Эд так ни разу и не распускает крылья — похоже, клюв тянет долу его понурую голову. Зато драйв есть в силах зла: в Черной Королеве (в этой роли очень эффектна директор «Таганки» Ирина Апексимова), с появлением которой на сцене расцветают огромные черно-белые розы, и в полностью затянутой в черное Алисе Ночи (отличная работа Александры Басовой), которую должны победить три светлые Алисы.

Те, кто видел и слышал «Цирк», поставленный Максимом Диденко в Театре Наций, вспомнят, как лихо Кушнир переделал бравурные советские марши, превратив их в тоталитарно-похоронные. С песнями Высоцкого в «Алисе» происходит что-то похожее: когда хор волшебных существ марширует по сцене, размахивая частями гигантского пупса и распевая «Эй, охнем, зато просохнем», в памяти всплывают трагические мотивы «Дубинушки». Минорный тон замедляет ритм и утяжеляет действие. Из спектакля уходит та легкость, без которой не может быть кэрролловской сказки.

Хотя от многих визуальных образов Марии Трегубовой (она же была автором оформления в «Цирке») действительно захватывает дух. Самой остроумной и стилистически точной по отношению к сказке кажется сцена с синей гусеницей (веселая и пластичная Екатерина Варкова), которой художник подарила прекрасный мохнатый костюм. А самой красивой — чаепитие, когда герои катаются на гигантских чайных чашках (такие были когда-то в московском Парке культуры). Но даже самые эффектные сцены «Алисы» залиты печальным, таким же как и в «Цирке», синим светом. Покосившиеся телеграфные столбы нет-нет да и напомнят о «Чевенгуре», а персонажи, играющие в королевский «крохей» (слово придумано Высоцким, намеренно сблизившим «крокет» с «хоккеем») — советскую демонстрацию времен застоя.

Само собой, все эти аллюзии входили в режиссерский замысел, который на сцене «Таганки» воплощают с почти неистовым рвением. Но композиторская переделка лишает песни той энергии, которой так славился Высоцкий. А легкая драматургическая невнятица, заметно нарастающая к финалу, мешает получать удовольствие и от хореографии, и от общей картинки.

В конце концов светлые Алисы непонятно как, но победят темную. Младшая побеседует с огромной говорящей головой Высоцкого (голову озвучит Никита Высоцкий). А старшая с неподражаемой иронией предложит родителям съесть российский паспорт, который те попытаются ей всучить. После чего все три героини устремятся искать вход в спасительную нору, ведущую в Англию, где, судя по видео, идут собянинские стройки.

Этим и завершается «Алиса» Диденко, временами напоминающая старый советский анекдот, герои которого хотели сделать детскую коляску, а все равно получился автомат Калашникова.

Газета Коммерсантъ