На Таганке снова один против всех

Автор: Екатерина Писарева

Московский Комсомолец

Неполиткорректную трагедию поставила ученица Марка Захарова

Наконец-то легендарная Таганка распахнула двери после ремонта. Не для митингов и собраний, а исключительно для творчества. Первый продукт, представленный на суд зрителей, — «Кориолан» по Шекспиру. Новый спектакль порадовал — после всех скандалов на Таганке занялись делом.

На Таганке снова один против всех
фото: Михаил Гутерман
Кай Марций Кориолан (Дмитрий Муляр) и трибун (Филипп Котов).
 

«Кориолан» вырос из «Репетиций» — экспериментального проекта режиссерской лаборатории, расписанный директором Ириной Апексимовой на весь сезон-2015/16. В поисках нового пути, в надежде обрести молодое дыхание труппа театра приглашает режиссеров, которые в течение ограниченного времени создают эскиз спектакля, выносящийся на суд публики и экспертного совета. Если эскиз получается убедительным, его принимают в дальнейшую работу.

Именно по решению экспертного совета по результатам второй сессии в работу был взят «Кориолан» Анны Потаповой, выпускницы мастерской Марка Захарова. Сейчас, когда со сцены, как с трибуны, принято высказывать недовольства, обличать действующую власть, проводить параллели с современностью, создавать острые аллегории и аллюзии, обращение к шекспировскому материалу вполне закономерно. Трагедия Шекспира, по праву считающаяся одной из самых «мужских», зазвучала со сцены решительно и свободно, проводя параллели и обличая вечные «ценности» и проблемы, говоря в очередной раз об ответственности государства перед гражданином, о противостоянии личности и толпы, о бессилии перед несправедливостью и коварством.

История взлета и падения главного героя, доблестного воина Кая Марция Кориолана, рассказана увлекательно, в спектакле есть внутренняя динамика, выверенный ритм. Выпускнику мастерской Юрия Любимова актеру Дмитрию Муляру удалось создать поистине героический образ — в его Кориолане и воинская стать, и достоинство, и внутренний трагизм. Он — герой-отщепенец, честный воин, а не льстивый политик, в угоду толпе способный попрать свои идеалы и ценности, пойти на сделку с совестью. И когда хитроумные и коварные трибуны (Филипп Котов и Игорь Пехович) с позором изгоняют Кориолана из города, то именно его антагонист Тулл Авфидий (крепкая работа Сергея Трифонова) по иронии судьбы становится соратником в битве против предавшего героя родного Рима.

Образ поистине античной глубины воплотила Анастасия Колпикова, играющая мать Кориолана. Одной из сильнейших сцен в спектакле стал момент ее объяснения с Каем Марцием, когда она вместе с его кроткой супругой (Анна Николаевская) пришла просить сына пощадить город. Но потушить разгоревшийся пожар мести едва ли под силу матери и жене — опаленный местью Кориолан решительно идет к трагическому финалу.

Финал спектакля, пожалуй, самое спорное место — вызывает вопросы сомнительная новизна приема. Герой, презираемый обществом, умирает, и на его белое одеяние (символизирующее невиновность) поочередно все участники выливают кроваво-красную жидкость — художественность кажется надуманной, будто бы искусственно вставленной в этот спектакль из других с подобными финалами.

Также вопросы вызывает и не совсем убедительное сценографическое решение сильного театрального художника Максима Обрезкова: стулья, расставленные по авансцене, в какие-то моменты определенно мешают актерам — те просто путаются в них. Конечно, это детали, но именно такие детальные недоработки выдают спешку.

Если все-таки театр решит пойти по новому пути, хотелось бы, чтобы все аккорды (особенно финальный) звучали пронзительно и без фальши, а рисунок спектакля был четким и ясным. Только в этом случае у легендарного театра будет не только славное прошлое, но и светлое будущее.

Екатерина Писарева

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27040 от 25 февраля 2016