Эксперимент на Таганке

Автор: Н.Голикова

Литературная Россия

Принимая пост руководителя театра на Таганке, Ирина Апексимова уже была опытным продюсером с практикой не одного десятилетия и прочно зарекомендовала себя в качестве театрального директора в театре Романа Виктюка. Узнав об этом, я обрадовалась за тогда недавно осиротевший театр на Таганке.

Дело в том, что мне пришлось общаться с Ириной в её бытность директором театра Романа Виктюка, и я не раз имела возможность убедиться в том, что она относится к практически исчезнувшему типу начальника.

 

14 Irina Apeksimova

Ирина Апексимова

 

Во-первых, ей легко дозвониться, во-вторых, она сразу и чётко отвечает на вопросы и, наконец, решает проблему быстро и в строгом соответствии с законом. Должна признаться, что ничего подобного я не видела ни в одной сфере нашей теперешней удивительной жизни. Нужно ли, чтобы прочитали твою пьесу, или объяснили, почему у тебя вдруг отняли часть твоей пенсии, или починить трубу, – реакция везде и всюду одинакова – начальник занят и вообще уехал, когда будет – неизвестно, а чаще всего просто не отвечают ничего! При встрече с Апексимовой, которую я до этого никогда не знала, в моём сознании забрезжило воспоминание о том, что раньше мы все знали: государство – это прежде всего каждый из нас и дело всех начальников – решать наши проблемы. Что, кроме меня, об этом помнит только Апексимова, я убедилась довольно скоро – после её ухода из театра Романа Виктюка, беззаконие по отношению ко мне тут же вернулось на круги своя! Все мы знаем, что капитальный ремонт театра – это годы и годы бездомья, размытые во времени и пространстве рамки бытия. Ремонт театра Романа Виктюка, который длился три года, Ирина завершила за полгода, а свою Таганку затем привела в порядок за год!

Слова «эксперимент» и «реформы» стали за последние годы для нас пугающими и полными разрушительного смысла. Но не в этом случае. Главой театра на Таганке назначили не режиссёра, а директора с полномочиями худрука. Впрочем, такой опыт уже имел место и в Петербурге, и в европейских театрах – и это был положительный опыт. Помимо всего прочего, в таком назначении заключается и некоторая надежда на максимальную профессиональную объективность, возможность творческого поиска не только главного режиссёра, но и роста новой молодой смены. Уже не раз говорилось о том, что теперешний кризис театральной режиссуры в некоторой степени есть и следствие творческого деспотизма и ревности былых гигантов сцены, которые не терпели рядом никаких проявлений творческой независимости. Разумеется, дело не только в этом, но и эта причина так или иначе присутствует. И Апексимова последовательно и основательно решила провести экспериментальную лабораторию молодой режиссуры. Театр предоставляет начинающим режиссёрам возможность за неделю репетиций приготовить с актёрами некий эскиз будущего спектакля, актёры могут даже работать с текстами в руках. Проект так и называется «Репетиции».

Эти репетиции-эскизы смотрят не только весьма и весьма авторитетный экспертный совет, но и зрители, которые затем участвуют в обсуждении увиденной работы и решении её дальнейшей судьбы. Если образ будущего спектакля принят, то его создателю доверяют дальнейшие репетиции предложенной пьесы и включают её в репертуар. Многое и отвергается.
Эксперимент длится уже шесть месяцев. Каждый месяц на обсуждение выставляется по три репетиции – прогона. За минувшее время труппа театра познакомилась с двадцатью (!) начинающими или сравнительно недавно начавшими свой творческий путь режиссёрами. До конца сезона работы покажут ещё четырнадцать. Понятно, что для режиссуры это ещё одна возможность заявить о себе, да и просто поработать с тем драматургическим материалом, который далеко не всегда востребован другими театрами. Кроме того, труппа находится в постоянном профессиональном тренинге, что очень важно в этот переходный для театра период поиска и обретения
себя после целого ряда стрессовых ситуаций, утраты худрука, волнений перед неясностью перспектив. Так что эта лабораторная работа – это ещё и возможность для актёрских проявлений и репертуарного поиска.

Конечно, когда работа не утверждается, это обидно, не все репетиционные заявки удачны, но уже состоялась премьера на Малой сцене пьесы «Золотой дракон» Р. Шиммельпфеннига (режиссёр Л.Суркова) а недавно на Большой сцене зазвучал шекспировский «Кориолан» (реж. А.Потапова). Ждут премьер «Петербург» А.Белого (реж. В.Тыщук, май 2016), «Земля Эльзы» Я.Пулинович (реж. Ю.Ауг, май 2016), «Гробница малыша Тутанхамона» Э.Дюфо (реж. Е.Бондарь, октябрь 2016), «Иллюзии» И.Вырыпаева (реж. А.Золотовицкий, ноябрь 2016), «Старший сын» А.Вампилова (реж. Д.Бокурадзе, декабрь 2016), «Мать» Б.Брехта (реж. А.Мерц-Райков, январь 2017). Отправлены на сценарную доработку «Вий» по Гоголю (реж. А.Баркар) и «Ужасные дети» Ж.Кокто (реж. А.Толстошева).

Ирина Апексимова пригласила для работы в экспериментальный совет при лаборатории более чем авторитетных специалистов. Возглавляет совет доктор искусствоведения, профессор, заслуженный деятель искусств В.Силюнас. Вряд ли надо специально представлять Наталью Каминскую – известного критика и постоянного члена различных лабораторных и фестивальных жюри нашей страны. Наталья Абакшонок – аспирантка ГИТИС, действующий театральный критик, активно интересующийся лабораторным движением, Алиса Ганиева – молодой блестящий прозаик, лауреат целого ряда престижных премий, и в то же время критик с точным аналитическим взглядом на современные процессы в прозе, драматургии и театре. В качестве директора лаборатории приглашена театровед,
специалист по лабораторному движению Елена Груева. Члены совета не ограничиваются молодой режиссурой столицы, их поиск распространяется практически на всю страну. Этот эксперимент не только приносит свои несомненные положительные плоды, но и чётко проявляет всю сложность проблемы репертуара и режиссуры на сегодняшнем театре.

Но обратимся, наконец, к его конкретному результату – на Большой сцене первый утверждённый в проекте «Репетиции» спектакль – пьеса Шекспира «Кориолан» в постановке Анны Потаповой.

Режиссёр Анна Потапова, ученица Марка Захарова, обратившись к пьесе Шекспира, естественно, ведёт разговор не столько о временах и нравах Римской империи, сколько о временах теперешних. Её можно упрекнуть в излишне прямолинейном соединении времён, грубоватых приёмах в стремлении вызвать современные асоциации. Но в спектакле есть главное – желание режиссёра слышать Время и говорить о нём со сцены конкретно и внятно на языке ярких образов и метафор. Сейчас театры полны спектаклями ни о чём и ни про что. Здесь же очевидна попытка режиссёра призвать зрителя к размышлениям о конкретике его нынешнего бытия.

14 Koriolan Dm Mukyar

Дмитрий Муляр

 

14 Koriolan Anastasia Kolpikova

Анастасия Колпикова

 

Кай Марций Кориолан в исполнении Дмитрия Муляра – настоящий герой, его подвигами во имя родины может гордиться и его страна, и его мать. Дуэт матери и сына в исполнении Дмитрия Муляра и Анастасии Колпиковой эмоционально насыщен и заразителен, соответствует масштабу и накалу шекспировских страстей и трагедии. Мать превыше всего ставит не благополучие сына и даже не его жизнь, а степень служения стране и самоотречения ради сомнительных идей и ложных надуманных правил взаимоотношения личности и толпы, человека и государства. И постепенно родина-мать незаметно переходит все границы естественной человечности, превращаясь в мать-людоеда, требуя от сына всё новых и новых жертв, уже несоотносимых с нормами человеческой жизни. Оскорблённый, Кориолан не выдерживает жестокого предательства собственной матери и страны и вынужден бежать.

 

14 Koriolan Dmitry Mulyar i Sergey Veksler

Дмитрий Муляр и Сергей Векслер


И спасение его – в стане врагов его родины. Его монолог о том, что теперь он будет бороться против своей родины, режиссёр не даёт произнести артисту, этот текст вспыхивает на экране. Казалось бы, более чем банальный приём, сегодня – что ни спектакль, то титры на экранах. Но здесь это воспринимается как нечто единственно возможное. Произнести нечто подобное нормальный человек в условиях нормы жизни не в силах, и даже на экране строки возникают с трудом, спотыкаясь и прерываясь в своём движении. Этот один из сильных и ярких смысловых и эмоциональных моментов глубоко трагического спектакля вызывает чуткий отклик зрительного зала.

В заключение хочется пожелать театру в его поисках новых открытий и творческих побед.

Источник - Литературная Россия