Впервые в России поставили мюзикл Стивена Сондхайма

Автор: Екатерина Кретова

Московский Комсомолец

На Таганке орудует маньяк

Массивные деревянные столы, тяжелые стулья, привинченные к полу, тусклый свет настольных ламп… Сегодня вы не в театре, а в лондонском пабе, где пьют джин, заедая его пирожками с такой нежной мясной начинкой, что никогда не догадаться, из чего, вернее, из кого она сделана… Зловещий маньяк Суини Тодд в любой момент и вас превратит в фарш для пая. Добро пожаловать на музыкальный триллер Алексея Франдетти «Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-стрит» - впервые поставленный в России на русском языке шедевр американского композитора и драматурга Стивена Сондхайма.

Впервые в России поставили мюзикл Стивена Сондхайма
фото: Наталья Мущинкина

Актеры и музыканты рассредоточены по залу. Хотя дирижер Армен Погосян вместе с инструментальным ансамблем спрятан за шторой, всем хорошо видны мониторы. Без дирижерского жеста здесь ничего не сделать. Музыка Сондхайма столь же прекрасна, сколько сложна. Если честно, его мюзиклы – это, фактически, современные оперы. Не случайно они нередко ставятся в оперных театрах – к примеру, этот самый «Суини Тодд» какое-то время был в репертуаре Нью-Йоркской Сити-оперы. То, что эту музыку поют (хорошо поют!) драматические артисты – случай уникальный и достойный восхищения. Особенно сильное впечатление производят сложнейшие ансамбли и хоровые сцены.

В центре зала – большой деревянный круг, на который лучше не опираться руками: можно легко их лишиться. Под кругом – адская кухня с мясорубкой и духовкой для приготовления вкуснейших пирогов миссис Ловет. Екатерина Рябушинская в этой роли - обаятельная ведьма, добрая и жестокая, сентиментальная и бесчеловечная одновременно. Ее пирожки с жуткой начинкой подбрасывают на столы зрителям: приятного аппетита! Что – не хочется? Тогда почувствуйте лезвие бритвы прямо у себя под подбородком! Тоже неприятно? Ну ладно, есть и хорошие новости: очаровательная девица кокетливо подсядет к вам на колени. Впрочем, насколько она очаровательна? Черные круги под глазами, странная одежда, которую можно назвать «супермодные лохмотья», мертвенная бледность… Что-то от девицы веет преисподней… И хор поет мелодию, основанную на секвенции Dies Irae – День гнева, то есть Страшный Суд. Художники Евгений Терехов, Анастасия Пугашкина, Эльвира Галимулина с уместной долей черного юмора моделируют мир диккенсовской Англии с примесью образов в духе Тима Бертона. Впрочем, ничего от кино здесь нет – ни видеопроекций, ни бытовой достоверности. Все инструменты, которыми пользуется Алексей Франдетти – чисто театральны.

фото: Юрий Богомаз

Сюжет о лондонском брадобрее, которого коварный судья Терпин услал на каторгу, чтобы завладеть его красавицей женой, и который вернулся пятнадцать лет спустя, чтобы страшно отомстить, прочитан режиссером как городская легенда-страшилка. И, конечно, нет лучшего способа рассказать эту страшилку, чем в жанре уличного балагана. Яркие контрасты, макабрический грим, изобретательная сценография, виртуозная работа саунд-дизайнера (Алексей Акинчиц) и художника по свету (Иван Виноградов), экспрессивная пластика Ирины Кашубы - классная рамка для главного выразительного элемента спектакля: актерской игры и пения. Петр Маркин в роли Суинни Тодда – обаятельный монстр, которого ненавидишь и которому сочувствуешь: изуродованное лицо, всклокоченные волосы, массивное тело, глубокий бас и паталогическая жажда мщения. В нем не осталось уже ничего человеческого. Даже дочь использует в виде приманки для главного врага. Но, тем не менее, почти до самого конца мы на его стороне. Уж очень несимпатичен мир, который его окружает - сумасшедшая нищенка (Марфа Кольцова), подлый Пристав (Никита Лучихин), порочный судья Терпин (Сергей Ушаков), мошенник Пирелли (Константин Любимов) – сплошь люди малоприятные. Но есть и другие – дочь Суини прекрасная Джоанна (Дарья Авратинская), влюбленный в нее искренний и отважный юноша Энтони (Александр Метелкин) и, наконец, мальчик Тобби, которого играет актриса-травести Анастасия Захарова столь точно и пронзительно, что настоящему ребенку, пожалуй, так и не сыграть.

Тот, кто в полной мере способен понять уровень и достоинства партитуры Стивена Сондхайма и его место в современном музыкальном театре, может адекватно оценить премьеру «Суини Тодда» в Москве. Это не только талантливый и оригинальный спектакль, но и важнейшее культурное событие. Да еще и смелый поступок. И потому, что материал очень труден для качественного воплощения. И потому, что появление этого нетривиального проекта в сезоне 100-летия основателя театра Юрия Любимова не у всех встречает понимание. Но, как совершенно правильно заметила директор театра Ирина Апексимова, «Юрий Петрович был огромной личностью, громадиной. И как человек и как творец. Он постоянно экспериментировал, создавал нечто новое, взрывая привычные представления о театре. И поэтому думаю, что ему бы это понравилось».

Источник - Московский Комсомолец