«Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-Стрит»: занавес приоткрывается…

Вот уже несколько лет мой разум не покидали две мюзикловые мечты. Первая — увидеть хоть краем глаза, хоть из-за угла сондхаймовского «Суини Тодда» в наших краях и на русском языке. Я прекрасно понимала, что в этой жизни никто мне такого счастья не подарит: ну, где вы найдёт экстремала, который пойдёт на эдакий риск и возьмётся за «Тодда» — с его кроваво-кулинарным сюжетом и непривычной отечественному уху музыкой Стивена Сондхайма?..

Ну да, TODD от «Короля и Шута» прекрасно себя чувствует и собирает полные залы. Но, скажем так, он является гораздо более простой для массового восприятия историей (хотя тут тоже надо учитывать музыкальную стилистику — не все уши заточены под рок) да и рассчитан на иную публику. (Однако, чего уж греха таить, и недалёкий поймёт, что, создавая TODD-а, Михал Юрич сотоварищи опирались целиком и полностью на мюзикл Сондхайма — я так думаю, в основном на идиотский киновариант.)

И вот сейчас попробуйте себе представить, насколько высоко я подпрыгнула, когда увидела афишу, вещающую, что 2 июля в рамках проекта «Репетиции» Театра на Таганке будет показан первый акт Того Самого «Суини Тодда»? Потому как всё же есть в нашем театральном пространстве люди, которые не просто любят мюзикл, как жанр, но и погружены в него максимально глубоко, ориентируясь не на творения наших авторов, а на, если позволите, «первоисточник». Понимаю, глупо как-то восхвалять мюзиклотворцев за то, что они понимают, чем занимаются. Однако практика показывает, что таковых на просторах необъятной — единицы.

А Алексей Франдетти, который и представил публике «Суини Тодда», вообще герой геройский и бесстрашный. Лично я до сих пор под впечатлением от «Рождества О’Генри» нахожусь, а ведь счастливчики видели и «Бернарду Альбу» в Екатеринбурге, и «Иосифа и его удивительный плащ снов» в Питере. Продолжая ставить мои любимые мюзиклы, как по списку, Франдетти добрался до «Суини Тодда».

А я резво побежала за билетом, потому как осознавала, что откладывать тут не стоит — малый зал Театра на Таганке явно толпы страждущих не вместит.

Внимательный читатель заметил, что я ещё не рассказала о своей второй мюзикломечте. Открываю этот секрет: жаждая «Суини Тодда» по-русски, я, конечно же, начала представлять в главной роли разнообразных артистов. То одного примерю на должность психа-парикмахера, то другого… И как нарисовался перед моим внутренним взором Пётр Маркин в этом качестве — так не сотрёшь. Потому мечта №2 была ещё менее близкой к реальной жизни. Если сам мюзикл кто-нибудь ещё мог осмелиться поставить, то внушить этому прекрасному товарищу, что Маркин — идеальный вариант, я бы точно никак не смогла.

Покупая билет, я даже не задумывалась об актёрах. Я Франдетти доверяю, и потому заранее знала, что расстановка по ролям будет если не идеальная, то близкая к тому. А пару дней назад я увидела список артистов «Суини Тодда». И тут я уже не подпрыгнула, а рухнула на паркет, ибо на первой строчке фигурировала фамилия не кого-нибудь, а Маркина.

Кто там говорит, что чудес не бывает? Врёте вы всё!

Так о воркшопе-то вам рассказать, о воркшопе? О том, что нам показали в Театре на Таганке?

Полуспектакль (а я напоминаю, что нам обещали только первый акт) предварили пояснением, что сие есть проект «Репетиции», что нам показывают «эскиз», который репетировался всего неделю, и на основе представленного будут сделаны выводы, нужно ли это дело вообще, и превращать ли его в полноценное сценическое повествование.

Ну… не знаю. Если ЭТО готовилось неделю, то труппа и музыканты (а ведь, да, вживую всё озвучивалось) должны были семь дней из театра не вылезать. Потому как если такую феерию они называют «эскизом», то я даже не знаю, что можно именовать «готовым спектаклем». Право, хоть сейчас в репетруар включай прямо в том виде, в каком «Суини Тодда» созерцали мы… Хотя второго акта не хватает, это да. 

Про музыку и либретто я писать не буду, если позволите. Их многие знают, а Сондхайм — это Сондхайм. Люблю — не могу.

Рассаживали в малом зале за столики, при этом на каждом стояли пирожки на тарелочках (отличное погружение в атмосферу). Скромные зрители побоялись их есть, а те, кто был в курсе сюжета, тем более решили поостеречься. 

Значит, по периметру — столы, а в центре — действо. Читала как-то интервью циркачей, которые хвастались, что они, де, круче театральных артистов, ибо работают не в одном направлении — перед собой, а на 360 градусов. И тут было так же: с любой точки зала спектакль смотрелся одинаково здорово (ну, только когда совсем в дальний от тебя угол персонажи уходили, проблематичненько становилось), а актёры без каких-либо трудностей распространяли волны прекрасного во всех доступных и недоступных направлениях.

Превосходный приём, полостью погружающий публику в сюжет. Но, что более ценно, такое у нас почти ни не практикуется. Может, и хорошо: тем большими бриллиантами выглядят спектакли, позволившие себе подобные «вольности».

Но и это ещё не всё: не только на центральном пятачке происходили события спектакля. Использовалось всё свободное пространство между столиками. Ансамбль — тот вообще среди публики постоянно находился, а главные герои чуть реже, но тоже с завидной регулярностью совершали променад промеж зрителей. Это было просто неописуемо, граждане!..

И со столь нетривиальной задачей, как существование на всём пространстве зала, артисты справились на пятёрку (напоминаю, что времени отточить и отрепетировать было не слишком много). Столы не сшибли, друг с другом не столкнулись, наоборот — вели себя так, как будто каждый день подобные фокусы вытворяют.

Соглашусь с мыслью, озвученной пост-фактум, на «разборе полётов» (правильней это было бы назвать «Зрители воспевают увиденное и чуть-чуть конструктивной критики высказывают»): кое-где не хватало зрительного взаимодействия с артистами. Есть ряд сцен, в которых так и просится прямое обращение к публике, заглядывание ей в глаза и чуть не за шкирку сотрясание. Нет, зачатки подобного «общения» уже пробились сквозь почву постановки, но, полагаю, что не стоит столь многого требовать от первого публичного показа — да ещё и в формате воркшопа. Хотя, если спектакль будет жить и сохранит свою форму (а это было бы здорово — по обоим пунктам), то пусть бы данное пожелание учли. (Да, я признаю, что наши зрители сами к подобному непривычны — вы б видели растерянные лица людей, сидящим за столиком, на котором творилось страшное во время маскарада у судьи… Бедняги просто не знали, куда им деваться. Но всё равно ж.)

Но ведь постановка уже на этапе эскиза была наполнена таким количеством деталей и вкусностей, что я боюсь себе представить, во что это может вылиться со временем. Я не знаю, как это делает Франдетти, но у него получается вообще без каких-либо особых выразительных средств добиться зубодробительного эффекта. Есть такое понятие — «хороший вкус» (забавное словосочетание, если вспомнить пирожки Ловетт). Вот у Алексея этого хорошего вкуса — на троих. Потому и получаются, не побоюсь этого слова, шедевры.

К слову, ограничительные ленты, на которых были написаны названия мест, в которых происходят действия (невероятно шикарное решение), и которые потом злобно развешивал по залу Суини, вызвали воспоминания о недавно просмотренной «аматорской» «Кэрри». Ни разу не удивительно: создатель «Кэрри», Антон Музыкантский, в программке числится как режиссёр-репетитор «Суини Тодда», а Алексей Франдетти детище Музыкантского видел — и, получается, оценил. (Два смелых человека, смотрите, сошлись в тандеме — чтобы поставить «Кэрри», тоже надо было твёрдостью духа обладать.)

Ну, а почему бы нет? Тут тот случай, когда заимствование приёма из другого проекта, ни разу не кажется чем-то криминальным. Тем более, что смысл использования этих лент в двух спектаклях различен. Форма — похожа. А наполнение — иное.

В общем, друзья мои, я провела немало часов, просматривая видео разных постановок «Суини Тодда». Потому считаю, что чуть-чуть, но знаю, каким может быть этот мюзикл. А версия Франдетти, при всей её минималистичности (о, небеса, как же я люблю минималистичность!..), легла мне на душу с первой сцены — и безоговорочно. Как опять же было сказано на «разборе полётов», «фонарики, лезвия, кровь — прекрасно!» О да. Иное слово и подобрать сложно — прекрасно.

Про костюмы скажу. Да, их подбирали с бору по сосенке (никто пока специально не заморачивался, чтобы костюмировать «эскиз»). Но результат получился такой, как будто умные специально обученные люди месяц продумывали внешний облик героев. Здорово же.

И световой дизайн. Очень понравился! А вот звук пока не отточен — не всех слышно. Но всему своё время.

И про перевод. Традиционно для Франдетти русский текст ласкал слух и мозг. Да, любят у нас мюзиклы переводить через пень-колоду. Но не в данном случае. Единственное — не слишком мне понравился фееричный в оригинале A Little Priest. Впрочем, когда я делала для себя его подстрочник, то схватилась за голову и осознала, что переложить его в стихотворной форме на наш с вами общий язык практически нереально. Но, честно, если в первоисточнике мне смешно, то тут — только местами. Впрочем, это лишь одна (хоть и чуть ли не самая яркая) песня. Всё прочее — отлично просто.

Исполнители. Общий список — вот, справа. А я — капельку обо всех. Вы учтите, что почти все эти замечательные люди — артисты Театра на Таганке. А им — Сондхайма петь. И что вы думаете? Они так с этим справились, как будто по утрам в душе только арии из «Суини Тодда» и распевают. Причём, на несколько голосов. И даже придираться ни к кому не буду — мы говорим о проекте «Репетиции». Потому кое-какие вольности вполне допустимы.

Актёрские работы — замечательные. Особенно полюбились миссис Ловетт — Екатерина Рябушинская, Джоанна — Дарья Авратинская, Энтони — Теймураз Глонти и нищенка — Марина Антонова. И все остальные, включая ансамбль, красавцы. Тот самый случай, когда каст сложился красивейшим образом.

Ай, и моя особая любовь — Пётр Маркин в роли Суини Тодда. Сбыча мечт случилась и не просто не разочаровала, но окончательно уверила меня в том, что Маркин — феерия в этой жизни. Вокал… Это НАДО слушать. А остальное… Нет, я не буду растекаться похвалами по монитору. Я просто посочувствую тем, кто этого не видел. И снова поражусь тому, что потаённые мысли могут становиться реальностью.


…а теперь будем ждать, нервно потирая ручки, новостей от театра. Заживёт ли «Суини Тодд»? Станет ли он полноправным членом театральной семьи? «Превью» в рамках проекта «Репетиции» стало одним из самых ярких событий в кругу меня за этот год. И, если чудеса продолжат случаться, и мюзикл войдёт в репертуар, я буду бегать на него, теряя тапки, регулярно. Потому что я люблю этот материал, потому что меня покорила постановка и потому что актёры — чудесные.

Ладно, скрещу пальцы…

Но давайте запомним 2 июля 2016 года. Именно в этот день впервые в истории мюзикл Sweeney Todd: The Demon Barber of Fleet Street, чья премьера состоялась на Бродвее аж в 1979-м, был презентован на сцене профессионального театра Москвы. Я б салют запустила.


У меня было не самое удачное место для фотографирования, но как же я — да не выложу картинки? Первая — до начала. Зрители рассаживаются, а труппа сидит вокруг стола, на котором возлегает Суини. Две следующие — с поклонов. Последняя — просто зал после финала. Стол, который был центром действия, и зрительские места со светильничками.

Источник - MusicalWorld's Blog