Фарш, фарш левой!

Автор: Борис Войцеховский

МосЛента

В минувшие выходные в Театре на Таганке состоялась премьера спектакля лауреата «Золотой Маски» Алексея Франдетти с жутковатым названием «Суини Тодд. Маньяк-цирюльник с Флит-стрит». Постановка, жанр которой был определен ее создателями как «музыкальный триллер», неожиданно оказалась одним из наиболее ярких событий нынешнего сезона не только на Таганке, но и во всей столице. МОСЛЕНТА разбиралась с подробностями.

Таганку штормило давно и неоднократно. Все началось еще при жизни ее создателя Юрия Любимова, привело к грандиозному скандалу и уходу мэтра из родных стен, продолжилось после смерти Юрия Петровича и не прекратилось после назначения на пост директора театра и его же худрука Ирины Апексимовой.

В поисках лица

Заламывание рук фанатами той, прежней любимовской Таганки было, в общем-то, вполне объяснимо: стало совершенно понятно — перемены (хотя на тот момент еще и непонятно какие) неизбежны. А тут еще и Апексимова подлила масла в огонь, запустив проект «Репетиция», в рамках которого местная труппа несколько раз в год отдавалась в руки молодым режиссерам, желающим показать на легендарной сцене свои эскизы. Какие-то из них получались интересными, какие-то — нежизнеспособными, однако же в любом случае не заметить того, что Таганка, оказавшаяся на грани если не распада, то забвения, усиленно ищет свое лицо, было невозможно.

Первым серьезным шагом на этом пути оказался «Вий» режиссера Александра Баркара — мюзикл (что само по себе странно для этого театра), показавший, что труппа под руководством Апексимовой — это по-прежнему серьезная сила, способная и играть, и петь, и, главное, имеющая смелось экспериментировать.

В поисках смыслов

Однако же не прошло и пары месяцев после премьеры «Вия», как Таганка, снова распевая песни, и вовсе переполошила Москву. На сей раз — основанной на пьесе Хью Уиллера классической уже историей, рассказывающей об одержимом жаждой мести маньяке-цирюльнике, отправляющем всех своих многочисленных клиентов на пирожки. Причем в качестве начинки. Ну, а если подойти к теме в более глобальном смысле, то о неотвратимости возмездия, мести, всегда возвращающейся бумерангом к мстящему, и о мрачной иронии судьбы, благодаря которой Тодд в финале погибает от собственной же бритвы.

Несмотря на забористый сюжет, заинтриговать им зрителя, однако, было весьма сложно: если кто в Москве и не слышал созданный группой «Король и шут» рок-мюзикл «TODD», то уж наверняка видел фильм Тима Бертона «Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит» с Джонни Деппом и Хеленой Бонэм Картер в главных ролях. Собственно, многие и шли на Таганку для того, чтобы сравнить картину Бертона и постановку Алексея Франдетти, но… все оказалось совсем не то и не так.

В поисках формы

Первое, что сделал Франдетти, это полностью перестроил Основную сцену Таганки. Сцены тут, можно сказать, что и вовсе нет. А что есть? Небольшой круглый подиум посреди зрительского зала, на котором разворачивается только часть всего действа. Все прочее же пространство тут занимают столики, за которыми располагаются те, кто пришел на спектакль.

Скучать им не приходится: во время всей постановки каждому предстоит несколько раз обернуться вокруг своей оси на крутящихся стульях, потому как художник-постановщик Евгений Терехов задействует тут все плоскости и углы.

Так, с одной стороны от зрителей оказывается декорация, изображающая пекарню Мисс Ловет (роль которой посменно играют то Екатерина Рябушинская, то Панночка из «Вия» Александра Басова) и цирюльню самого Тодда, играемого Петром Маркиным. С другой же — находится конструкция, похожая на гигантскую люстру, и трансформирующаяся то в птичью клетку, то в дом главного антагониста героя судьи Терпина, где живет в заточении его воспитанница Джоанна, а то и вовсе в сумасшедший дом. А между всем этим перемещаются герои постановки — светя в глаза зрителей крошечными фонариками, поднося к их лицу бритвы, приобнимая и распевая свои партии по музыку находящего здесь же оркестра.

Кровавостей, впрочем, тут нет никаких. Франдетти сознательно ушел от смакования бурно льющейся по сюжету юшки в сторону символизма, в рамках которого актеры иногда тянут через весь зал длинную красную полоску ткани или выходят в одежде, расшитой красными нитками (художник по костюмам — Анастасия Пугашкина, дизайнер-модельер — Эльвира Галимулина).

Однако же главное в новой постановке Театре на Таганке — это, конечно, сами артисты.

В поисках голосов

Тут стоит сразу же отметить вот что: для «Суини Тодда» театр не набирал поющих актеров со стороны, решив обойтись своими силами. И совершенно не прогадал.

Отметить стоит сразу несколько человек. В первую очередь, обладателя прекрасного баритона Петра Маркина, «отвечающего» за главную роль. Со своей фактурностью он, в принципе, и вовсе может давать сольные концерты. Как, кстати, и Константин Любимов, играющий коллегу Тодда — неудачливого цирюльника Пирелли, рано по сюжету убитого, но продолжающего после петь в массовке.

Что же до голосов женских, то здесь, без сомнения, нельзя не назвать исполняющую роль Джоанны Дарью Авратинскую и травестийного мальчика Тобби (Анастасия Захарова).

Впрочем, справляются с поставленной Франдетти задачей и все прочие, лишний раз доказывая, что смелость берет города и что прогнозируемые скептиками похороны Таганки, конечно же, отменяются. Что, безусловно, не может не радовать.

 

Источник - МосЛента