Режиссер "Таганки" Вячеслав Тыщук: справедливый гнев приводит к беде

Автор: Анна Михайлова

РИА Новости

Режиссер Вячеслав Тыщук

После ухода основателя театра — Юрия Любимова — "Таганка" испытывала кризис жанра. Чтобы преодолеть его, в театре была создана творческая лаборатория "Репетиции", где молодые режиссеры начали ставить, а зрители и приглашенные эксперты оценивать спектакли, достойные постоянного репертуара театра. В минувшем ноябре номинант на "Золотую маску", режиссер Вячеслав Тыщук представил свою работу по роману "Петербург" Андрея Белого. 25 мая его "Петербург" дебютирует на малой сцене. Накануне премьеры Анна Михайлова поговорила с режиссером о красоте и хаосе.

— Почему вы поставили именно "Петербург" в очень "московском" Театре на Таганке?

— Я давно хотел сделать спектакль по этому роману, но не знал, как к нему подступиться. Благодаря лаборатории "Репетиции" я смог посмотреть и поиграть с материалом, с текстом. В итоге что-то вышло, какие-то роли были неплохие, сцены неплохие, и решили это развить в спектакль.

— Приходя в театр с такой серьезной традицией, как на Таганке, часто сталкиваешься с определенными ожиданиями, даже стереотипами, ведь здесь есть своя сложившаяся аудитория. Вы ориентировались на них или хотели привлечь в театр новых зрителей?

Режиссер Вячеслав Тыщук

— Я могу, наверное, про себя сказать, что я зрительский режиссер. Мне нравится, когда зрителю интересно, когда информационный поток со сцены его задевает, волнует, с ним что-то происходит.

Исходя из своего опыта, я понял, что мой идеальный путь такой: если будет интересно мне, будет интересно и зрителю. Поэтому я отсекаю обычно такие обстоятельства, как ожидания зрителей. Не надо о них думать, надо просто делиться тем, что на самом деле волнует нас с актерами.

— Как сценографически было решено присутствие Петербурга в спектакле? В романе Белого город — это практически отдельный персонаж, вы это отображали в своей постановке?

— Белый осмыслял Петербург как очень структурированный город, который состоит из прямых линий. В этом произведении два начала — Аполлон и Дионис, то есть аполлоническое и дионисийское. Соответственно, переосмысливается и Россия: Дионис — творческое хаотичное начало, а структурированный Петербург — Аполлон.

Петербург у нас присутствует не в плане каких-то деталей, а того смысла, который Белый закладывал. Красивый город, который строили на болоте, — это противоречие не только города, но и людей, которые его населяют, и вообще России, русского человека.

Репетиция спектакля "Петербург" в Театре на Таганке

— Вы как-то вписывали свой спектакль в контекст постановок по Достоевскому, по Гоголю? Ведь это также авторы, для которых Петербург был не просто декорацией, а непосредственно влиял на атмосферу произведений.

— У нас Петербург как таковой на сцене не присутствует. Мы захотели всё это сделать в детской главного героя Николая, нам важно было пойти от автора и по тем местам действия, которые у него есть, но пойти именно к смыслу.

В романе присутствует тема потерянного детского рая, детства как безоблачного, беззаботного существования. В эту детскую приходят кошмары и персонажи, которые появляются как страшные сны.

Репетиция спектакля "Петербург" в Театре на Таганке

— Еще одна важнейшая тема романа — терроризм, а точнее, то, как человек во имя идеи скатывается к насилию, к терактам. Кажется, сегодня этот вопрос стоит остро как никогда. Какой ответ вы предлагаете зрителю?

Репетиция спектакля "Петербург" в Театре на Таганке

— У Белого мы видим, как хорошо воспитанный человек вдруг оказывается захвачен этим хаосом, он почему-то решает убить отца. Мы следим: сделает или не сделает, взорвет отца или не взорвет. И с героем на этом пути происходят различные озарения.

В тексте у Белого Николай как раз и есть тот западный человек, который вдруг ощутил хаос и начал этому следовать, а потом испугался, потому что это привело к разрушению.

Наверно, в некотором смысле Белый относится негативно к этому, к революции, в частности. Не зря первая версия романа написана в 1913 году, но после 1917 года он текст значительно переработал.

Что касается современности, то это хаотичное дионисийское начало я заметил и в себе, и в окружающих, когда тебя ведет чувство справедливого гнева. Это чувство сладкое, но оно сильно мешает, происходит такая интоксикация этим, и возможность критического мышления отключается, люди уже не способны слышать и воспринимать. Это возникает как огонь и приводит к бедам. Мне было интересно, как современность в этом смысле перекликается с произведением.

Репетиция спектакля "Петербург" в Театре на Таганке