Чайка 73458. В контексте вечности

Автор: Алена Лосева

Русский Блоггер

21 апреля в театре на Таганке состоялась премьера «Чайки». Той самой. В семьдесят три тысячи четыреста пятьдесят восьмой раз. Режиссер спектакля Дайнюс Казлаускас. Это не просто классическая постановка пьесы Чехова — слово в слово — это еще и материализация чеховского интеллигентного цинизма и меланхолии. В декорациях — минимум цвета и примитивные формы. Сцена статична: предметы на ней перемещаются неохотно и редко. Костюмы — черно-белое кино: платья, шали, сюртуки, шляпы, трости. Сумерки. Нет солнца, тусклая луна и только два ярко-красных фонаря: по сюжету — глаза дьявола. В этом сумрачном мире нет выхода, нет счастливых людей и смех гаснет, не успев зазвучать. В начале и в конце спектакля читаются стихи от имени Константина Треплева, в которых он разговаривает со своей матерью и Ниной и в которых рефреном произносится фраза: «Ухожу без дороги вернуться назад».

Ухожу без дороги вернуться назад. В этой пьесе никто не возвращается. Ирина Николаевна Аркадина, занятая карьерой и личной жизнью, не возвращается к сыну, к нему же не вернется Нина, и даже Маша, безнадежно влюбленная в Костю, сделает все, чтобы не вернуться. Никто не вернется к брату Аркадиной Петру Сорину, Полина Андреевна не дождется Дорна, Семен Семенович Медведенко так и не добьется благосклонности собственной жены. Отношения этих людей — это даже не замкнутый круг. Это вектор, луч, имеющий начало, но не имеющий конца, уходящий в вечность. Уходящий бесполезно и безысходно. И самоубийство Кости Треплева — это только фаза, на которой, увы, ничего не заканчивается… А впрочем, о чем это я? Стоит ли пересказывать сюжет хрестоматийной пьесы?

Таганка представила на суд публики вечную классику с легким налетом современности. За это ей большое спасибо. С одной стороны, спектакль далек от убойного авангарда наших молодых театров, с другой стороны, приличная музыка, немного абстракции, чуть-чуть символизма. Актеры играют профессионально, четко и аккуратно. Ирина Апексимова в роли Аркадиной одновременно аскетична и очаровательна. Нина Заречная (Дарья Авратинская) и Маша (Юлия Куварзина) весьма достойно воплощают свои сценические образы. Константин Треплев (Александр Метелкин) романтичен и беззащитен, Дорн (Сергей Трифонов) холоден и неприступен, Петр Сорин (Александр Резалин) бесконечно одинок.

Этот спектакль вполне можно показывать современным молодым людям, желающим познакомиться с творчеством Антона Павловича, а также проникнуться особенным чеховским духом. Старшему поколению такое прочтение пьесы может быть интересно.

И последний вопрос: а цинковое десятилитровое ведро на сцене — это новая театральная традиция? Интересно, остались ли еще такие ведра в хозяйственных магазинах? Судя по тому, что уже в третьем или черветом спектакле за сезон я обязательно вижу в ходе спектакля от одного до четырех цинковых ведер, возможно, скоро возникнет тотальный дефицит данной продукции на нашем рынке.

Спектакль «Чайка»

Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка» Спектакль «Чайка»