Размер Цвет Изображения Выйти
Архивные спектакли //

Король умирает

Спектакль «Король умирает» по пьесе Эжена Ионеско — признанного классика и драматургии театра абсурда — ставит знаменитый польский режиссер Кшиштоф Занусси.

Пьеса о жизни и смерти — смерти как главном абсурде жизни, сводящей в ничто все усилия человеческого бытия, она поднимает вечные вопросы, с которыми приходится встретиться каждому живущему. Этот «каждый» и есть Король — символический обобщенный образ. Ему сообщают: он скоро умрет — это произойдет в конце спектакля. Действие — заведомо проигранная борьба жизни: попытки схватиться за ее исчезающие ценности, желание отринуть роковую неизбежность, ощущение бессилия, смирение, томительное прощание…

Ассоциативная образность Ионеско, предоставляющая зрителю большую свободу толкования, особенно интересна в прочтении Кшиштофа Занусси — мастера философского кино, принципом работы которого в театре является творческая свобода исполнителей.

В главной роли Валерий Золотухин. 

***

Эжен Ионеско
КОРОЛЬ УМИРАЕТ

Режиссер — Кшиштоф Занусси (Польша)

Перевод Ольги Ильинской
Автор сценографической идеи — Ева Старовейска
Художник — Ирина Титоренко
Композитор — Войцех Киляр

Продолжительность спектакля — 1 час 20 мин.  

Премьера: 18 марта 2012 г.


* * *


ВАЛЕРИЙ ЗОЛОТУХИН
о режиссёре, пьесе, спектакле

Для меня встреча с Кшиштофом Занусси — это очень большая творческая удача, и я уверен — для Театра на Таганке — тоже. Прежде всего, потому что театр, артисты имели честь узнать его и работать с ним — с таким удивительным мастером и прекрасным, редким человеком, каким является Кшиштоф Занусси.
Работа с ним — это потрясающее, многогранное впечатление и приобретение для ума и сердца. Занусси замечательный режиссёр, интеллигентный, тонкий, умный, открытый человек. Можно слушать бесконечно, как он - общительный, дружелюбный, делится своими мыслями, воспоминаниями, опытом.
Этот спектакль — не первая моя работа с Занусси. Помню, когда мы все жили у него в доме под Варшавой, словно одна семья, и репетировали пьесу Миллера «Все мои сыновья», объединённые общим интересным делом, он нас опекал, показывал интересные места, возил в Париж. Мы работали спаянно и вдохновенно.
Его дар создавать около себя чувство добра, тепла, заботы и внимания друг к другу способствовал прекрасному творческому самочувствию людей и той необходимой атмосфере, когда все работают сообща и в его «мегагерцах».
Что касается принципа его театральной работы, Занусси — режиссёр, который ждёт инициативы от актёра. Это другая режиссура, не жёсткая постановочная от начала и до финала, когда режиссёр знает артистов, и выбрал точно в соответствии с их возможностями, а это режиссура, рассчитанная на сотворчество артиста.
Вы предложите! — он говорит — предложите сами, как вы видите, предложите несколько вариантов и мы выберем вместе, что лучше. Он дает огромную свободу актёру. И в этом его необыкновенная сила. Потому что тогда актёр раскрывается, самостоятельно открывает такие стороны, такие створки души, которые в рамках жёсткой строгой режиссуры открыть невозможно. И это заманчиво, это даёт простор творить. Однако столь небезопасный свободный полет имеет свои минусы и, как ни странно, они могут проявиться тогда, когда спектакль уже есть и играется на публику.

Итак — «Король умирает». Красивый спектакль и с прекрасным текстом.
Спектакль «Король умирает», который предлагает Занусси, несколько отличается от пьесы. Когда-то давно он уже ставил «Короля» в Германии и общался там с Ионеско. И я понимаю о чём они договорились — что Кшиштоф Занусси абсурд этой пьесы в своей постановке уберёт. Либо ему вообще творчески чужд этот жанр, либо он хотел сделать эту пьесу, поднимающую великие вопросы — жизни и смерти — более человечной, более жизненной, осязаемой. А он при всей интеллигентности, мягкой деликатности, бережном обращении — режиссёр, можно сказать, железный: то, что он сказал, как решил — будет сделано только так и никак иначе.
В этом спектакле звучат вещи лирические, внутренние, сентиментальные. Даже, абсурд сокращен, и пьеса сокращена на треть, но, безусловно, великолепие этого текста осталось. Он, словно хочет обнажить идею, убирая лишнее, — отказался от всей атрибутики — корона, скипетр… этого нет, а выбрал, наоборот, для короля — современный высочайшего класса костюм.

И вот моя роль — король Беранже первый. О чём играть? Играть именно об этом — о жизни и смерти. Играть вот о чём: разве мы думаем о смерти, когда живем? А думать надо — вначале пять минут в день, потом десять, потом по часу, по году…. Согласен я с этим? Природа и Всевышний согласия моего не спрашивают. Почему начинаешь ценить жизнь, когда она уже остается… на кончике ножа? «Нам жизни мёд дарован был на кончике ножа» — как у нас в другой пьесе, это великие вопросы, которые разуму недоступны, а искусство — не решает их, но оно всегда рядом, всегда вместе, и… оно с ними одной природы.
Самая моя любимая реплика в этом спектакле — «Она стелет постели. В них ложатся, засыпают, пробуждаются. Заметила ли ты, что просыпаешься каждый день? Какое блаженство просыпаться ежедневно! Каждое утро рождаться вновь». Вот это — замечаешь ли ты каждое утро, что дышишь? Ты никогда не думаешь о том, что дышишь. А ведь это чудо. Когда ты не можешь дышать, оказывается, что это — чудо.
Но он умирает. Притом, ему говорят — вы умрете, осталось полтора часа. Он пытается оттянуть, отвлечься, и понимает, что все, конец, и это происходит на публике, и неминуем конец спектакля, а значит и его смерть, и всё вокруг настаивает на ней. А он - король, властелин, он владел миром, это особое сознание, и оно сопротивляется и говорит, что после него всё должно быть уничтожено, оставлено только его имя, портреты — «…пусть извивы рек образуют мой профиль. Моё тело пусть сохранят во дворце нетленным…» — это человек в неком бреду, диктатор заговаривается, но ум ещё не умер, мозг соображает, понимает, что это невозможно, так не бывает. И тогда он сбрасывает — нет, нет, не надо, никто не будет помнить…, все эгоисты и думают только о себе, ладно, пусть, пусть всё останется.
«Иди и убей двух пауков в моей спальне, я не хочу, чтобы они меня пережили. Нет, постой, я передумал, пусть живут. Может, они будут помнить обо мне».
Смерть — неизбежная и неотвратимая, по Ионеско, и есть главный абсурд жизни, невыносимый, сводящий на нет все её усилия, предстоящий каждому.


© Светлана Сидорина

Ссылки:

Беранже первый, корольВалерий Золотухин
Королева Маргарита, первая супруга короля Беранже ПервогоЛюбовь Селютина,
Лариса Маслова
Королева Мария, вторая супруга короля Беранже ПервогоИрина Линдт,
Юлия Стожарова
Доктор, также хирург, палач, бактериолог и астрологИгорь Ларин,
Сергей Ушаков
Джульетта, служанка, сиделкаТатьяна Сидоренко
СтражНикита Лучихин