Размер Цвет Изображения Выйти
Архивные спектакли //

Моцарт и Сальери

В спектакле звучит музыка Антонио Сальери и Вольфганга-Амадея Моцарта.
Продолжительность — 35 минут.

Смысл этого спектакля можно было бы определить формулой: Пушкин=Моцарт+Сальери. Пушкин сам говаривал: «Моцарт и Сальери — это я…» В каждом из нас есть и Моцарт и Сальери, ибо творчества без ремесла не существует. К тому же, известно, что Сальери и Моцарт дружили и даже сочинили совместное произведение. Давно опровергнуто и обвинение Сальери в убийстве. Как же соединить художественную правду с исторической? Здесь зрителя ждут сюрпризы… Эта постановка — вторая редакция спектакля, поставленного в рамках проекта «Три версии одного шедевра» в Московском театре «Вернисаж» в 1998г. и получившего «Гран-при» на Московском Международном Пушкинском Фестивале в 1999г.

Премьера: 24 марта 2013 г.

режиссерИгорь Пехович
художникМария Орлова
музыкальное оформлениеЯна Боринская

Участник XXI Международного Пушкинского театрального фестиваля в г.Пскове
фото отчет, автор фото Андрей Кокшаров

Пресса:

1. «Дневник фестиваля»:

…О том, что театр может и должен быть разным, красноречиво показал день второй, 4 февраля, с его двумя спектаклями. Первому из них я бы выставил высшую фестивальную оценку, а второй… как бы это помягче… ну, не мой это театр! И - совершенно обратное впечатление у моего сына, студента выпускного курса Ярославского театрального института… : первый его совершенно не тронул, зато второй вызвал, если не восторг, то пребольшой интерес. Я удивился, но… не считаться нельзя.

«Моцарт и Сальери — это я», — эти слова Пушкина стали отправной точкой создания спектакля в творческой лаборатории Московского театра на Таганке. Режиссер и исполнитель роли Моцарта — Игорь Пехович, в роли Сальери — Сергей Афанасьев. Высокий профессионализм, изысканная речь, лаконичность и точность деталей, неслучайность выразительных средств. С первых слов монолога Сальери появляется его альтер эго, Двойник, живущий в каждом из нас, который потом и окажется Моцартом, но сейчас мы слышим его обличающие — а для Сальери САМОобличающие — реплики, причем, без нарушения пушкинского текста: «Науки, чуждые музыке, были //Постылы мне; упрямо…» говорит Сальери, «И надменно!» — обличает Двойник. Через паузу Сальери продолжает: «От них…» — «Отрекся я!» — упрекает Двойник. И снова Сальери: «…И предался одной музыке». Встретятся они в зеркальной раме, чтобы потом, отточено повторяя движения друг друга, насыпать каждый в свой бокал яду. Становится ясно, что все происходит в одном человеке, в котором живут и Моцарт, и Сальери — блестящее решение, блестящее исполнение. Виктор Яковлев.

2. ГТРК «Псков»

Псковская лента новостей

На сцене только — Моцарт, Сальери и зеркало. Актер и режиссер театра на Таганке Пехович Игорь много лет шел к такому решению, чтобы показать — в этой пьесе Пушкина нет конфликта между Моцартом и Сальери, есть драма: Художник и Б-г.

ИГОРЬ ПЕХОВИЧ: «В каждом человеке есть Моцарт и Сальери. В каждом есть творец и ремесленник, и творчество от ремесла оторвать нельзя. Одно без другого не существует. Поэтому в финале спектакля Моцарт уходит, а Сальери умирает».

Спектаклю 16 лет, первая его версия удостоена Гран-при на Московском международном Пушкинском фестивале в 1999 году, но на псковской сцене он показан впервые. Автор спектакля говорит, что «Маленькие трагедии» для него — театральная библия, в которой есть все. Ставя «Моцарта и Сальери», он видит своей задачей соединение художественной и исторической правды. Марина Михайлова, Иван Лопаев. «Вести-Псков».

Телекомпания «Телеком»

На сцене два актера и минимум декораций. В этой скромной, но глубокой постановке главное — чтобы зритель «вдумался в Пушкина». Режиссер пьесы и исполнитель роли Моцарта Игорь Пехович занимается этой пьесой более 30 лет. И каждый раз находит что-то новое. Ведь трагедии Пушкина — всегда загадки. Игорь Пехович: «Они загадочны тем, что — как будто бы там выписан конфликт между людьми, а на самом деле его нет. Там есть конфликт человека и Б-га или, проще говоря, человека с самим собой, со своей совестью. И вот этот человек, это нечто целое, пытается покончить собой…» Это авторский взгляд на пушкинское произведение: конфликт двух композиторов на самом деле — творческие муки одного человека. В своем зеркальном отражении Сальери видит Моцарта, появление которого — резкий вызов существу Сальери. Однако в постановке отражено все, что есть в трагедии Пушкина: праздность таланта, величие гения и, конечно, лирика. Несмотря на неспешность повествования и отсутствие привычной зрителю сценической динамики, постановку оценили по достоинству. Из отзывов: «Мне очень понравилось, пусть даже по времени это было не очень долго, но все же актерам удалось показать глубину души своих героев…» «Новое прочтение, очень эмоциональное, постоянно держит внимание, все 40 минут как на одном дыхании…»

Сыграть глубокие внутренние муки гения гораздо сложнее, чем изображать конфликт двух людей. Актерам театра на Таганке все же удалось соединить художественную правду с исторической. Марина Голубева, Андрей Пономарев. Программа «Про-Псков».

4. «Такой разный Пушкин»

…Были два спектакля по «Моцарту и Сальери». Если Игорь Пехович, режиссер театра на Таганке, усердно вчитался в текст, устремившись за логикой Пушкина, то известный британский актер Пип Аттон, специально для этого фестиваля поставивший «Реквием по Сальери», весьма вольно обошелся с одной из «маленьких трагедий». Афористичные строки — «поверил я алгеброй гармонию», «гений и злодейство две вещи несовместные» и другие — он сделал лишь точками композиции, плавание между которыми было очень свободно. Евгений Авраменко.

5. …«Моцарт и Сальери» — очень грамотный дуэт Игоря Пеховича и Сергея Афанасьева, как образец сугубо интерпретаторского театра, в котором главные герои были выведены как зеркальные двойники. С закольцованной композицией, воображаемым убийством и вечным возвращением двойника-жертвы в сознание двойника-убийцы… Татьяна Джурова. «Другой город. Другой фестиваль.» Петербургский театральный журнал.



Ссылки:

МоцартИгорь Пехович
СальериСергей Афанасьев
сценографияИгорь Пехович,
Мария Орлова